Воспоминания мои начинаются в тот день, когда умерла Лейлашка. Я помню, что все плакали, поэтому и я плакала. Я помню люльку и маму над ней. А я с сестрами заправляла постель. Мы аккуратно брали коричневые покрывала с четырех углов и ровно опускали на кровать, чтобы без единой складочки. Сначала одно покрывало, потом другое, не переставая плакать. Помню, как папа с дедушкой выносили Лейлашку на подушке. Потом нас увели к соседям. Там было много детей и мы все играли, никто не плакал.
Помню, что соседки обсуждали, как мама поругалась с какой-то старухой, которая сказала маме, что ничего страшного, что ребенок умер – пятая девочка же. Я помню гордость за маму.

Мне было три с половиной года. Не то, чтоб я отчетливо помню свой возраст, просто знаю, что Лейлашка была на три года младше меня. Удивительно, что я все помню. Первый обрывок моих воспоминаний. А дальше вся жизнь понеслась.

12 thoughts on “

  1. Я раньше думала, что только смерть взрослых людей приносит горе. И только сейчас я понимаю, как это больно, когда теряешь ребенка и это несравнимо ни с чем. И не важно если это зародыш, младенец или взрослый человек.

  2. Альбин, у тебя такие глубокие искренние воспоминания, просто за душу берут. Расскажи еще что-нибудь, пожалуйста.

  3. мама никогда о ней не говорила… я только помню, что сестры говорили, что она была беленькая черноглазая

  4. есть другие воспоминания, которых боишься, которых избегаешь… ты меня понимаешь

  5. Больно читать…Ребенок,он хоть двадцать пятый. ребенок-это целый бездонный мир,сплетенный с тобой. Соболезную.

Leave a Reply to gezela Cancel reply