12 years!

Processed with VSCO with c2 preset
И кто бы мог подумать 12 лет назад, что любви будет с каждым годом все больше и больше. Хотя нет, не больше, она просто совсем другая. Такая, о которой мы тогда и мечтать не могли.

Люблю тебя и поздравляю!

ТГ
+++

teachers in our life

У меня тут какой-то писательский всплеск энергии и вдохновения. И книга пишется, и посты пишутся. Так бы всегда!

Сходили мы сегодня с Олегом послушать лекцию Быкова в Принстоновском университете. Лекция была дла андергрэдов, поэтому нам вдвойне было интересно: и Быкова послушать, и на студентов местных посмотреть. И как мы были приятно удивлены: студенты все такие молодые, многим и двадцати нет, а они столько всего знают, так красиво говорят, такие вопросы умные задают.

И я сразу вспомнила свое образование в школе, где у меня было всего три хороших преподавателя: Наталья Владимировна – русский и литература, Аида Багировна – алгебра и геометрия (я про нее вот тут писала), Курбан Шихбабаевич – история. Остальные учителя были ну очень плохими, и я их имен совсем не помню. Единственное, что они просили делать студентов, это записывать все, что написано на доске, зубрить дома лекцию и учебник и после все это рассказывать. Так мимо меня прошли биология, химия, физика, география… Любила я только литературу, математику и историю. Любила потому что нам их рассказывали так, что не любить их было невозможно. Мы спорили на уроках, обсуждали свои идеи, с пеной у рта что-то доказывали, забивали на все, что написано в учебниках (особенно, в учебнике истории), оставались после класса, чтобы еще поговорить или задачки порешать. Иногда я думаю, что бы из меня вышло, если бы не эти три человека в моей жизни.

Когда читала мемуары Фейнмана (я тут про книгу писала), мне очень запомнилось его отношение к образованию в Бразилии. Он провел год в университете в Рио, и все время удивлялся, что студенты могут дать определение очень сложным понятиям, но не могут ответить на очень простые вопросы. А все потому, что их тоже просто заставляли записывать лекции и после их зубрить.  Никто ничего не понимал, никто не задавал вопросов, все просто молча все записывали и после заучивали. Вот отрывок из его книги:
"…я не мог от них добиться вопросов. В конце концов один студент объяснил мне: "Если я задам Вам вопрос во время лекции, потом все будут говорить: "Зачем ты отнимаешь у нас время на занятиях? Мы стараемся что-то узнать. А ты прерываешь лекцию, задавая вопросы".  Это было какое-то непостижимое высокомерие, так как никто ничего не понимал в происходящем, и все только делали вид, что понимают. Они притворялись, что им все ясно. И если кто-то задавал вопрос, признавая тем самым, что ему не все понятно, на него смотрели сверху вниз и говорили, что он отнимает время".

Я прекрасно помню, что такая ситуация у нас была и в школе и в университете. Олега, например, многие на первом курсе считали выскочкой, потому что он всегда задавал очень много вопросов во время лекции – и многим студентам, и даже некоторым преподавателям это не нравилось.

Еще отрывок из книги Фейнмана, о том, как он рассказал бразильской делегации о своем опыте преподавания в Рио. Он принес с собой школьный учебник по физике и сказал:
"Наугад листая страницы и останавливаясь в любом произвольно выбранном месте, я могу показать вам, почему это не наука, а заучивание во всех случаях, без исключения. Я рискну прямо сейчас, в этой аудитории перелистать страницы, остановиться в произвольном месте, прочитать и показать вам.
Так я и сделал… мой палец остановился на какой-то странице, и я начал читать: "Триболюминесценция. Триболюминесценция – это излучение света раздробленными кристаллами… ".
Я сказал: "Вот, пожалуйста. Есть здесь наука? Нет! Здесь есть только толкование одного слова при помощи других слов. Здесь ни слова не сказано о природе: какие кристаллы испускают свет, если их раздробить? Почему они испускают свет? Вы можете представить, чтобы хоть один студент пошел домой и попро6овал это проверить? Они не могут. Но если бы вместо этого вы написали: "Если взять кусок сахара и в темноте расколоть его щипцами, вы увидите голубоватую вспышку. То же самое происходит и с некоторыми другими кристаллами. Никто не знает, почему. Это явление называется триболюминесценцией. Тогда кто-нибудь проделал бы это дома, и это было бы изучением природы".
Наконец, я сказал, что не понимаю, как можно получить образование при такой саморазвивающейся системе, когда одни сдают экзамены и учат других сдавать экзамены, но никто ничего не знает".

Как же это знакомо. Сколько экзаменов было сдано на пятерку с почти полным отсутствием понимания предмета. И всегда столько слов и фраз умных знаешь, а толку в них нет. Я с этим сталкивалась и в бизнесе. Люди часто (особенно на клиентских встречах) говорят заумные фразы со сложными терминами и очень редко приводят простые всем понятные примеры. Я, когда только начинала работать в Америке, переживала, что у меня нет достаточного словарного запаса и чувства языка, чтобы красиво и сложно писать и говорить. А оказалось, это и было моей сильной стороной: простыми фразами с каждодневными примерами я могла объяснить любую ситуацию и стратегию. Забавно, что чем моложе специалист, тем сложнее он говорит и пишет.

Я с удовольствием предвкушаю Лизкины школьные годы, когда наша губка начнет впитывать в себя весь этот поток знаний. Надеюсь, что ей повезет с учителями больше, чем нам с Олегом. Ну а если не повезет, мама с папой будут с ней дома сахар в темноте колоть!

MSU Reunion

IMG_2840
В Москве у нас была встреча однокурскников после десяти лет выпуска с экономического факультета МГУ. Было очень здорово увидеть ребят и преподавателей. Десять лет прошло: все одновременно и изменились, и остались такими же. Кто сидел за первой партой десять лет назад, те же и сейчас там сидели, кто общался раньше больше всех с преподавателями, те же и сейчас общались. Все те же маленькие группки друзей. Моей группки, к сожалению, не было: Вика в Бурятии, Даша в Техасе, Лена в Марокко.

Мне многие сказали, что я сильно изменилась: и внешне, и внутренне. И все в лучшую сторону. Стала более общительная, социальная, улыбающаяся. Многие спрашивали, как нам живется в Америке и как я успеваю балансировать семью с карьерой. От некоторых собеседников хотелось сбежать, с другими, наоборот, хотелось поехать вместе домой и болтать всю ночь.
+++

first love(s)

Давайте поговорим о первой любви? Я та еще влюбчивая ворона, поэтому первых любовей у меня было много. Расскажу все по порядку…

  1. Шихахмедов Ренат – мой одноклассник с первого по шестой класс, в которого я влюбилась в первый же день в первом классе, потому что у него была очень необычная рыжая шевелюра и совершенно невиданной красоты пенал для ручек (его папа ездил часто в командировки и привозил всю эту красоту). По-моему, этот пенал и был главной причиной моей многолетней влюбленности. Помню, как я тогда, в шесть лет, очень серьезно маме заявила, что я влюбилась (это при том, что в Дагестане про любовь никто никогда не говорит). Рената я тайно любила аж до шестого класса, а потом он уехал с семьей в другой город.
  2. Раджабов Раджаб (точно так, кстати, звали моего дедушку) – мой сосед, который приехал с семьей погостить у бабушки на одно лето, и вот это лето я ни о чем другом думать не могла. Раджаб был очень похож на мальчика из Терминатора, и у меня была его фотография с какого-то фантика от жевачки, которую я чуть ли не под подушкой хранила. Эта любовь тоже была тайная, мне тогда было 12, поэтому уже были слезы в подушку от невзаимности. Раджаб, по-моему, о моем существовании даже не знал, я просто каждый вечер уговаривала подружек пойти погулять мимо его дома.
  3. Азизов Руслан – моя самая взрослая любовь, он был старше меня на два года, синеглазый высокий красавец, немного похожий на Тома Круза. По-моему, в него были влюблены все девочки в нашей школе, и он, похоже, про это знал. Совершенно неожиданно для меня я решила открыться подружке про свою несчатную любовь, на что подружка не нашла ничего умнее, как написать на парте "Альбина 8В + Руслан 11А = Любовь". Я немножко разозлилась на нее, но в душе была тайно этому рада, надеясь, что мой принц, наконец, меня заметит. Через несколько дней синеглазый принц вызвал меня с урока, в очень неприятной форме сказал, что он меня знать не знает и чтобы я немедленно все стерла. Помню, я тогда думала, что это самый худший день в моей жизни.
  4. Азизов Асрет – любовь моего последнего класса школы, учился в параллельном классе, был большим пофигистом и был безумно похож на молодого Янковского (чья фотография тоже хранилась у меня под подушкой). С Асретом у нас были почти дружеские отношения (ну или мне так казалось), по крайней мере, он меня знал и улыбался при встрече. Любовь к нему тоже была большой тайной, пока на выпускном вечере я не рассказала подружке. В тот же вечер Асрет пригласил меня на медленный танец, и мне тогда казалось, что счастливее я уже никогда не буду. На следующий же день после выпускного вечера я уехала в Москву поступать в МГУ, и тогда в поезде я впервые засомневалась, нужно ли мне уезжать из Дагестана, потому что мне казалось, что у нас с Асретом большое будущее.
  5. Батрашкин Сережа – в первый же день на первом курсе МГУ я увидела этого интеллигентного мальчика в очках и сказала подружке Вике, что нам обязательно нужно сесть к нему поближе. Помню, как через пару месяцев, Сережа подошел ко мне у лифта и сказал мое имя… у меня тогда аж голова закружилась от счастья… оказалось, что ему просто нужна была моя тетрадка, чтобы лекции переписать. А потом помню, как мы договорились с ним встретиться на станции метро, чтобы он мне эту тетрадку отдал, и я морально готовилась к этой встрече несколько дней и очень надеялась, что мы куда-то пойдем после, а Сережа выбежал из вагона, отдал тетрадку и быстро куда-то ушел. Еще я занималась с ним матанализом, и это было для меня таким счастьем – сидеть с ним рядом.
  6. А потом появился Олег Ицхоки, и так и остался.

А расскажите мне про свою первую любовь.

подарок

Разбирала сегодня шкаф и нашла вот это! Пять лет назад наши подруги Лена и Вика подарили нам постельное белье, расписанное специальными несмывающимися красками. Мы с Олегом сегодня читали и смеясь вспоминали свои молодые годы…

+++

встреча курса 09.09.09

Сегодня Лена с Сашей спросили нас, что было самым интересным в нашей поездке. И мы с Олегом не раздумывая сказали, что встреча с однокурсниками. Было безумно приятно увидеть всех. Все казалось, что очень мало времени, потому что хотелось с каждым поговорить. Так много лиц, улыбок, разговоров, воспоминаний.

bigger

а видели бы вы, как мы в карты играем

Меня тут брат забросал вопросами про факультет, какие группы, какие потоки. Вспомнила многое. Расскажу вам мою любимую историю.

У нас на факультете на первом курсе почти все курсы читались по потокам. В первом потоке были первые 6 групп, во втором – остальные пять. На каждом потоке была своя “звезда”: на первом – Олег Ицхоки, на втором – Сережа Лихачев. В середине второго курса нас решили объединить для продвинутого мат-анализа. И всем стало очень интересно, кто же теперь будет “звездой”. Помню, как мы сидели с группой ребят в общаге и обсуждали это, чуть ли не ставки делали – Ицхоки или Лихачев? И вот написали мы первый тест, бежим к доске к результатами – Ицхоки или Лихачев, Ицхоки или Лихачев? И что же вы думаете… Магомедова Альбина. Мы тогда с Олегом только начали встречаться, и он очень злился, а я смеялась.

Ну и чтобы мужу моему обидно не было, расскажу другую историю. Курсе на третьем, по-моему, подхожу я как-то к столу сумасшедшего преподавателя Черняка и вижу, что у него список нашей группы и у каждой фамилии описание человека. “Кудрявая большеглазая брюнетка”, “долговязый голубоглазый блондин”… – это он так нас запоминал, чтобы имена не переспрашивать. А напротив моей фамилии стоит коротенькая пометка – “девушка Ицхоки”. До сих пор помню тридцатитрехзубую улыбку Олега, когда я ему это рассказала.

первый курс

Сегодня нас пригласили на 10-летие с поступления на эконом. 09.09.09 – так что скоро будем в Москве. Вспоминала сегодня, как все это было 10 лет назад…

Как нас всех собрали в 11-ой аудитории, чтобы вручить студенческие. Как мы все внимательно друг друга рассматривали, изучали. Я тогда поуши влюбилась в Сережу Батрашкина. Как приятно было держать в руках новый студенческий в красивой серой обложке. Как мы выбирали тетрадки для каждого предмета и старательно записывали первые лекции. Как Платонов рассказывал знаменитую историю про кота, а Зубаревич ходила между столами с микрофоном. Как Кострикин в первый же день сказал нам, чтобы мы не очень радовались, потому что МГУ еще нужно закончить, что жизнь студента тяжелая, и что с каждым годом у нас будет все меньше и меньше времени. Как мы с Викой ходили покупать кастрюли и шторы для ванной. Как мы с ней рыдали по ночам, вспоминая дом, родителей. Как к нам подселили очень больную девушку, которая носила парик и отдыхала пять минут после того, как натягивала одну штанину и перед тем как одеть вторую. Как мы с Викой, Леной и Дашей слушали Земфиру в общаге, подпевая изо всех сил, закрыв глаза. Как Лагуто нас всех пугала, что физкультура – это главный предмет, и если мы будем пропускать, она позаботится о нашем отчислении. И мы все ее боялись. Это я уже после того, как стала “девушкой Ицхоки”, с Лагуто подружилась – Олег мог вообще не ходить никуда, главное чтобы турниры выигрывал за эконом. Ну и конечно, экзамены. Сначала тест по математике, после – по географии. И сразу выявились отличники и не очень. А потом сессия, зачетки, бессонные ночи, копирование лекций, шпаргалки, зов халявы из окон общаги. А еще 26-ой трамвай, походы в Свалку, седой старичок в гардеробе на Южном входе (уточнила у Олега сейчас, какой именно вход – потому что я так и не запомнила, какой Южный и какой Северный), тетка в больших очках в столовой на пятом этаже, компот и подносы в ГЗ-шной столовой, голубые книжки Шагас&Тумановой, юбка Никитушкиной, Лукаш, Рощин, Оревков…

Давно все это было, а кажется будто вчера. Такое все родное.

Болела за Олега в субботу. Теннисная команда Harvard играла против MIT. Олег первая ракетка, капитан команды. Выиграли 7:2.

Смотрела на него и думала, что я его такого совсем не знаю. Не знаю его как спортсмена, это совсем другой мир, другие эмоции. Вспомнила еще, как я сидела на кортах МГУ и болела за него – он с парнем с ВМиК играл на первенство МГУ. И вот он, как обычно, орет на себя на корте “Олег, мудак, ну как ты играешь!” “Идиот, ну что это за игра!” – вокруг меня сидят болельщики с ВМиК и хохочут после каждого его крика. И меня спрашивают: “А ты не знаешь, кто этот Ицхоки?” Весело было. Олег тогда выиграл.

А еще у Олега сегодня вторую статью приняли в топ журнал. Теперь QJE!