our crazy December


Уже несколько дней пытаюсь написать этот пост, но все никак не получается, а фотографии все добавляются и добавляются. Я, конечно, жуткий фрик по поводу структуры и порядка тут в блоге, нужно, чтобы все моменты запомнились, ничего не забылось (вот читала сегодня старые посты про наши поездки в Калифорнию, и так здорово было все вспомнить). Олег сейчас постоянно работает, и по вечерам и по выходным, Лизка закончила первый семестр в школе, и теперь у нас каникулы целых две недели. Впереди много гостей и две наши поездки в Нью-Йорк, а потом уже Новый год, новая жизнь. А пока хочется написать про нас в этом безумном декабре, безумном, потому что мы уже второй раз успели съездить на пляж и помочить ножки в воде, и вот только сегодня надели шапки. На следующей неделе обещают +21, а Лизуч просит себе в подарок на Новый год снега! Вот так и живем.
+++

first week of school


Вот смотрю на юзерпик к этому посту с месячным Лизуном, а потом на эту девочку взрослую с портфелем – и совсем не верится, что пять лет так быстро пролетели… Эх, школа… cледующие триннадцать лет наш малыш будет ходить в школу. Мы с Олегом уже решили, что будем дуэтом рыдать, когда она будет в колледж от нас уезжать. Не из-за переживаний за нее, а потому что просто будем не верить, что наш Барабек уже такой взрослый. Ну да ладно, не будем о грустном, расскажу-ка я про первую неделю нашего школьника, ну и в целом, расскажу про американскую систему образования (основываясь только на моем собственном опыте, а опыт у нас пока маленький).
+++

our own little star

Завтра 1-е сентября, но наш школьник пойдет в школу только 8-го сентября, уж так тут начинаются школы. Про Лизку очень много хочется написать, прямо каждый день хочется писать и рассказывать. Вот вроде раньше казалось, что основные достижения будут в первые несколько лет, но сейчас кажется, что главные события именно сейчас и происходят, и что дальше будет еще круче. Мы ей сейчас все меньше родители и все больше друзья, и так это круто узнавать друг друга. У меня никогда не было и не будет отношения к своему ребенку как с самому красивому/сильному/умному/тд, у меня просто совершенно уникальный ребенок (как и все другие дети). Несмотря на свои собственные амбиции по жизни, у меня совсем нет каких-то определенных ожиданий от Лизы, поэтому я очень радуюсь и горжусь всеми ее достижениями, даже самыми мелкими. И еще очень классно видеть, что она получилась такая наша-наша, прямо родная-родная, я не про физику сейчас, а про сущность/характер.

К походу в школу мы все, включая Лизу, относимся совершенно спокойно. Если честно, мы мало понимаем, чего ожидать. Я думаю, что этот год будет очень похож на садик, но с большим фокусом на обучении. Лизка будет в школе с 8 до 3, в продленку ходить не будет. Канцелярские товары, список которых нам прислала школа, мы уже купили, рюкзак возьмем какой есть дома, ланч-бокс я ей давать не буду, их в школе будут кормить.

Поскольку мы в этом учебном году особо никуда надолго не собираемся уезжать, думаем отдать Лизку в пару кружков. Мы с Олегом часто обсуждаем, как круто быть ребенком, потому что можно все попробовать и понять, что тебе нравится и что у тебя хорошо получается. С Лизкой мы даже и не знаем, что пробовать, потому что ребенок наш хочет попробовать все на свете и вроде все у нее более-менее получается, но пока нет ничего такого, что ей безумно нравится или где есть явный талант. Было смешно недавно, когда мы вдвоем с Лизой ехали в машине и я ей говорю: “Лизка, ты вот сейчас в школу пойдешь, и мы должны будем выбрать, чем ты еще будешь заниматься. Можно ходить на плавание, теннис, гимнастику, балет, шахматы, музыку, русский язык, фигурное катание, борьбу…” На что радостный Лизуч отвечает: “Мама, это так прикольно! Я все это хочу попробовать!” 🙂 Скорее всего, это будет теннис, плавание и русский язык.

Ну а теперь минутка гордости (ради чего и писался этот пост!)…
+++

teachers in our life

У меня тут какой-то писательский всплеск энергии и вдохновения. И книга пишется, и посты пишутся. Так бы всегда!

Сходили мы сегодня с Олегом послушать лекцию Быкова в Принстоновском университете. Лекция была дла андергрэдов, поэтому нам вдвойне было интересно: и Быкова послушать, и на студентов местных посмотреть. И как мы были приятно удивлены: студенты все такие молодые, многим и двадцати нет, а они столько всего знают, так красиво говорят, такие вопросы умные задают.

И я сразу вспомнила свое образование в школе, где у меня было всего три хороших преподавателя: Наталья Владимировна – русский и литература, Аида Багировна – алгебра и геометрия (я про нее вот тут писала), Курбан Шихбабаевич – история. Остальные учителя были ну очень плохими, и я их имен совсем не помню. Единственное, что они просили делать студентов, это записывать все, что написано на доске, зубрить дома лекцию и учебник и после все это рассказывать. Так мимо меня прошли биология, химия, физика, география… Любила я только литературу, математику и историю. Любила потому что нам их рассказывали так, что не любить их было невозможно. Мы спорили на уроках, обсуждали свои идеи, с пеной у рта что-то доказывали, забивали на все, что написано в учебниках (особенно, в учебнике истории), оставались после класса, чтобы еще поговорить или задачки порешать. Иногда я думаю, что бы из меня вышло, если бы не эти три человека в моей жизни.

Когда читала мемуары Фейнмана (я тут про книгу писала), мне очень запомнилось его отношение к образованию в Бразилии. Он провел год в университете в Рио, и все время удивлялся, что студенты могут дать определение очень сложным понятиям, но не могут ответить на очень простые вопросы. А все потому, что их тоже просто заставляли записывать лекции и после их зубрить.  Никто ничего не понимал, никто не задавал вопросов, все просто молча все записывали и после заучивали. Вот отрывок из его книги:
"…я не мог от них добиться вопросов. В конце концов один студент объяснил мне: "Если я задам Вам вопрос во время лекции, потом все будут говорить: "Зачем ты отнимаешь у нас время на занятиях? Мы стараемся что-то узнать. А ты прерываешь лекцию, задавая вопросы".  Это было какое-то непостижимое высокомерие, так как никто ничего не понимал в происходящем, и все только делали вид, что понимают. Они притворялись, что им все ясно. И если кто-то задавал вопрос, признавая тем самым, что ему не все понятно, на него смотрели сверху вниз и говорили, что он отнимает время".

Я прекрасно помню, что такая ситуация у нас была и в школе и в университете. Олега, например, многие на первом курсе считали выскочкой, потому что он всегда задавал очень много вопросов во время лекции – и многим студентам, и даже некоторым преподавателям это не нравилось.

Еще отрывок из книги Фейнмана, о том, как он рассказал бразильской делегации о своем опыте преподавания в Рио. Он принес с собой школьный учебник по физике и сказал:
"Наугад листая страницы и останавливаясь в любом произвольно выбранном месте, я могу показать вам, почему это не наука, а заучивание во всех случаях, без исключения. Я рискну прямо сейчас, в этой аудитории перелистать страницы, остановиться в произвольном месте, прочитать и показать вам.
Так я и сделал… мой палец остановился на какой-то странице, и я начал читать: "Триболюминесценция. Триболюминесценция – это излучение света раздробленными кристаллами… ".
Я сказал: "Вот, пожалуйста. Есть здесь наука? Нет! Здесь есть только толкование одного слова при помощи других слов. Здесь ни слова не сказано о природе: какие кристаллы испускают свет, если их раздробить? Почему они испускают свет? Вы можете представить, чтобы хоть один студент пошел домой и попро6овал это проверить? Они не могут. Но если бы вместо этого вы написали: "Если взять кусок сахара и в темноте расколоть его щипцами, вы увидите голубоватую вспышку. То же самое происходит и с некоторыми другими кристаллами. Никто не знает, почему. Это явление называется триболюминесценцией. Тогда кто-нибудь проделал бы это дома, и это было бы изучением природы".
Наконец, я сказал, что не понимаю, как можно получить образование при такой саморазвивающейся системе, когда одни сдают экзамены и учат других сдавать экзамены, но никто ничего не знает".

Как же это знакомо. Сколько экзаменов было сдано на пятерку с почти полным отсутствием понимания предмета. И всегда столько слов и фраз умных знаешь, а толку в них нет. Я с этим сталкивалась и в бизнесе. Люди часто (особенно на клиентских встречах) говорят заумные фразы со сложными терминами и очень редко приводят простые всем понятные примеры. Я, когда только начинала работать в Америке, переживала, что у меня нет достаточного словарного запаса и чувства языка, чтобы красиво и сложно писать и говорить. А оказалось, это и было моей сильной стороной: простыми фразами с каждодневными примерами я могла объяснить любую ситуацию и стратегию. Забавно, что чем моложе специалист, тем сложнее он говорит и пишет.

Я с удовольствием предвкушаю Лизкины школьные годы, когда наша губка начнет впитывать в себя весь этот поток знаний. Надеюсь, что ей повезет с учителями больше, чем нам с Олегом. Ну а если не повезет, мама с папой будут с ней дома сахар в темноте колоть!

let them be little


Съездила сегодня в Лизкину будущую школу, отдала документы. Оказалось, что в классе будет всего 18 детей, и 14 мест уже было занято братьями-сестрами текущих школьников, так что наш везунчик попал из 75 человек в 4 места. К сожалению, ни один из Лизкиных близких друзей на эти четыре места не попал.

Кроме садика мы сейчас ходим только на балет раз в неделю, от русского языка я отказалась, потому что поняла, что нам обеим интереснее самим дома заниматься (мы с Лизкой вместе это решение обговорили). Занимаемся мы всегда очень неформально, например, говорим друг другу букву и пытаемся назвать слова на эту букву, или подписываем открытки всем знакомым (это любимое дело у нас сейчас!) – и ребенок весело кричит мне из другого угла комната: "Мама, Ю – это палочка, палочка и нолик, или это палочка, палочка, палочка, палочка и две точки сверху?" Через пару недель Лизка еще начнет ходить с папой плавать в бассейн. Олег будет готовиться к триатлону, а Лизуч плавать с папой за компанию. Еще Лизка ездит на лыжах кататься почти каждые выходные и уже здорово может поворачивать и тормозить.

Знаю очень много родителей, у которых дети Лизкиного возраста (4-5 лет) ходят на 6-8 занятий в неделю… математика, шахматы, балет, один-два иностранных языка, музыка, фигурное катание, теннис, театр, и т.д. У детей все выходные и вечера заняты. Мне иногда кажется, что родителям страшно оставаться со своими детьми дома, чтобы просто поиграть или чему-то их самим научить.

А у нас сейчас в самом разгаре ролевые игры, когда Лизка играет маму-или-папу, а нам с Олегом выпадает роль Барабека. И это безумно весело и очень поучительно для родителей. Барабек (мама) уложила недавно Лизу (папу) спать, приходит ко мне и спрашивает: "Ну что, папа, что будем делать? Лизка уже спит!" Я ее спросила, что она думает. Ребенок сначала предложил поработать, потом попить чай, а после с хитрой улыбкой сказала: "Папа, давай поиграем с Лизиными игрушками, пока она не видит!" Потом Лиза (папа) стала наверху капризничать, и мой важный Барабек в роли мамы пошел ее успокаивать точно моими словами: "Лиза, а ну спи! Тебе приснятся хорошие сны. Все, никаких больше разговоров!" Тут Лизка (папа) убежала вниз ко мне и стала говорить: "Я очень люблю своего пупика, больше чем маму люблю!" И тут надо было видеть лицо нашего Барабека, который задумался так серьезно, потом подошел ко мне и сказал: "Мама, мне кажется, наш папа не знает как в Лизку надо играть! Лиза никогда не говорит, что она любит папу больше мамы!" Слышали бы вы, как мы с Олегом смеялись.

Недавно я ей сказала: "Я люблю тебя до солнца!" И услышала в ответ: "Нельзя говорить "я люблю тебя до солнца", потому что ты сгоришь, надо говорить "я люблю тебя до солнца и обратно". А если говоришь "я люблю тебя до луны", нужно одевать куртку!" Еще недавно я ей рассказывала про падающие звезды и загадывание желаний. И тут же услышала: "Когда упадет звезда, я загадаю желание и попрошу у звезды крылья. Потом буду летать вместе со звездами и комариками и смотреть на домики внизу".

С папой у них как всегда love-hate отношения. Пять минут хохот, пять минут слезы. Недавно убегает от Олега и кричит мне: "Мама-мама, наш папа такой хулиган, он за мной бегает и хочет меня поймать и защекотать. И мне это тааааак нравится!"

В садике сказали, что она всегда знает, чего хочет, очень любит говорить другим детям, что нужно делать и в какие игры играть, и очень не любит чего-то ждать и спокойно сидеть, ну и обожает обниматься и ласкаться. Мы с Олегом сидели слушали воспитательницу и дивились, какой же у нас совершенно наш ребенок получился: половина мамина, половина папина.

Часто с Олегом обсуждаем, на сколько сильно нужно воспитывать ребенка. Я уверена, что задача родителей просто задать границы дозволенного и дать ребенку быть самим собой. Я раньше всегда думала, что буду очень несдержанной мамой, буду на детей кричать и даже бить, потому что я тот еще псих (мой брат Рагим это прекрасно помнит!). Но жизнь как-то все так замечательно во мне изменила, что я сама себя не узнаю. Почти всегда, когда моя злость уже готова из меня выйти, я просто перемещаюсь в голову Лизки и смотрю на ситуацию с ее стороны, и сразу все плохие эмоции улетучиваются. Максимум, что я делаю, это строго говорю Лизе, что она плохо себя ведет, и должна пойти в свою комнату, посидеть, подумать, и вернуться обратно уже воспитанной девочкой. Причем в эти моменты мы обе понимаем, что она виновата, поэтому у нее тоже не бывает истерик. Олег мой, наоборот, с возрастом становится менее сдержанным, и иногда вспыхивает и кричит на ребенка, но потом сразу ужасно виноватым себя чувствует.

А вообще, сейчас такой возраст прекрасный, что это даже не воспитание, а просто общение, потому что червяк уже все очень хорошо понимает. Например, Лизка почти всегда, когда мы приходили забирать ее из садика, делала очень недовольный вид. Ну я и решила ей рассказать, как мы с Олегом в это время себя чувствуем. "Мы тебя не видели целый день, соскучились по тебе, приходим за тобой в садик, а ты недовольна, что мы пришли, и строишь нам кислую мордочку. И нам сразу становится очень грустно и обидно, и кажется, что ты нас не любишь!" – "Но мама, я вас люблю, я просто хочу еще поиграться в садике!" – "Ну хорошо, но ты же можешь улыбнуться, нас обнять и сказать, что тебе еще нужно несколько минут доиграть! Тогда все будут довольны". И на следующий день я своим глазам не поверила, когда мой ребенок прибежал ко мне в садике, обнял, поцеловал и ласково сказал, что ей хочется еще немного поиграть. Так же, разговорами, мы решили многие другие проблемы и капризы ("хочу новую игрушку!", "не хочу это есть!", "хочу новое платье!", "не хочу одевать штаны!", "не хочу ни с кем делиться!", и т.д.). Садишься к ней рядом, смотришь в лицо, говоришь свои мысли, выслушиваешь ее мысли, отвечаешь на тысячу почему и зачем, обнимаешься и весело живешь дальше.

Что-то я расписалась совсем. Пора закругляться. Под катом фотографии нашего монстрика.
+++

school girl


Получили только что письмо, что Лизку взяли в самую лучшую школу в Принстоне. Нашей заслуги в этом нет, мы просто удачно победили в лотерее (из 75 детей выбрали 18). Школа считается сильной, потому что тут всего 20 человек в классе, сложная программа и много домашних заданий. Но мы этому даже рады. Я больше всего рада французскому три раза в неделю. Мы как раз едем в Париж на месяц в мае-июне, так что будем Лизку знакомить с языком (итальянский у нас уже в кармане! хаха). А с третьего класса у них еще и испанский будет. Школа бесплатная, находится в десяти минутах на машине от нас, и обучение проходит до 8-го класса, а дальше уже отдельная школа для старшеклассников (high school).

А вообще, как-то грустно, конечно, что наш червячок так быстро вырос, и уже совсем скоро школьником будет, с портфелем и оценками. Сейчас вот все необходимые документы школе пошлю, и постараюсь забыть про школу и весь этот новый для нас мир до сентября. Буду наслаждаться пока своим детсадовским малышом, у которого после 9 всегда 14, а Э весело смотрит вправо.